Seraphim Braginsky
мой иск что мир несовершенен в нём правят жадность злость и месть ответчик снова не явился он есть?(с) Типичный Бальзак, ЛВЭФ
Love Hotels Are Awesome
Переводчик: Seraphim Braginsky
Автор: lucycamui
Оригинал: archiveofourown.org/works/9102757
Фэндом: Yuri!!! on Ice
Пэйринг или персонажи: Виктор/Юри
Рейтинг: R (ближе к pg-13 я немного не уверен)
Жанры: Слеш, Романтика, Юмор, Повседневность, ER (Established Relationship)
Размер: Мини
Статус: закончен
Саммари: #LoveHotelsAreAwesome Виктор знакомится с таким явлением японской культуры, как любовные отели, и во что это выливается для Юри ;)


Читать на фикбуке ficbook.net/readfic/5138268

Юри был протаскан через все Токио чуть ли не больше, чем мог выдержать. Он не думал, что это в принципе возможно: посетить все туристические места за один день, но, блин, Виктор действительно пытался. В середине дня Юри пришлось проверить подошвы своей обуви, чтобы убедиться, что они не изношены вконец, потому что по ощущениям так и было.

В крайнем случае, Юри надеялся, что, находясь в таком оживленном месте, как Токио, где люди имели тенденцию заниматься своими делами, вид иностранца не будет чем-то новым, и они не получат такого количества внимания, как в Хасецу. Тем не менее он был бессилен перед тем фактом, что шумный и великолепный русский мог вскружить головы где угодно. Особенно если этот великолепный русский — Виктор Никифоров.

Юри также не учел тот факт, что его недавний успех на Гран-При означал, что его лицо промелькнуло во всех новостях. Японскому чувству национальной гордости не было равных, когда дело дошло до спорта. Обычно Юри было легко слиться с толпой. Шляпа и маска на лице, и он был невидимым для всех, кроме, разве что, совсем уж хардкорных фанатов, которые признали бы его по дизайну очков.

Виктор, однако, не сливался. Даже и близко. С его платиновыми волосами, сияющими глазами и бесконечным потоком возбужденных вопросов: «Юри, только взгляни на это! Что это?», которые, казалось, прилетали каждые несколько минут.

— Ты же был в Токио раньше, — ворчал Юри, когда Виктор настоял, чтобы они пошли вниз Такешита-дори, хотя подобные магазины больше подходили девочкам-подросткам. Как и любой, кто внимательно следил за карьерой Виктора, Юри точно знал, сколько раз тот был в Токио для проведения соревнований, мероприятий и прочего.

— Но не как турист! — парировал Виктор и тут же затащил Юри в магазин, который мог заставить гордиться собой любого японского модника. Виктор хотел посмотреть все.

— Что скажешь насчет этих футболок, Юри?

— Юри, посмотри на эту сладкую вату, она огро-о-омная!

— Мы должны сфоткаться в этой фотобудке вместе, Юри!

— Оууууу, Юри, они делают на блинчиках маленькие мордочки животных!

— Юри, этот парень что, правда просто положил крем внутрь этих рыбных штуковин?

— Омойбог, Юри, здесь есть твои плакаты! Ты должен предложить подписать их!

Юри просто натянул маску повыше.

К тому времени как солнце начало садиться, Юри был совершенно измотан, и ни один из викторовых «Ну же, Юри, где твоя выносливость?» комментариев не помогали ему восстановиться.

Они побывали на всех крупных станциях линии Яманоте. В Сибуе Виктор перескочил через знаменитую зебру и сделал селфи с Хатико. В Акихабара Юри с трудом удалось остановить Виктора от побега в мейд-кафе. В Икебукуро Виктор хотел поймать каждую милую плюшевую собачку в игровом автомате. В Уэно Виктор купил им булочки со свининой в форме панды. А когда они оказались в Синдзюку, Виктор практически визжал от восторга, когда увидел Годзиллу, выглядывающую поверх отеля Gracery.

Юри чувствовал, что мог бы провести день, тренируясь, и был бы менее истощен. Ноги болят сильнее, чем от целого дня на коньках, а в голове покалывало в намеке на будущую мигрень. Но он все еще следовал за Виктором, и, так как их пальцы были переплетены, русский продолжал тащить его по ярко освещенным улицам.

— Виктор, пойдем наза…

— А это что?

— Хм? — Юри посмотрел в конец улицы, куда указывал Виктор, и не увидел ничего из ряда вон выходящего, но потом понял, что это сами здания привлекли внимание его тренера. — О, это… отели.

Его сердце рухнуло вниз, когда Виктор начал идти в конец улицы, рассматривая многочисленные вывески и рекламные щиты, которые предлагали разные виды комнат.

— Они тематические? Почему их так много? — с любопытством спросил Виктор, рассматривая увеличенные фото, которые были сделаны так, чтобы напоминать стереотипную картинку тропического курорта.

— Ну, хм… — часть Юри была удивлена, что Виктор никогда не слышал об этом прежде. — Это… любовные отели.

Виктор выпрямился и посмотрел на Юри, любопытство в его голубых глазах только росло.

— Любовные отели?

— Да, они для, хм, парочек, которые ищут место, чтобы… — Юри замолчал, надеясь, что Виктор поймет намек, но выражение лица русского осталось неизменным. — Ну, ты знаешь, квартиры в Токио довольно маленькие, и многие люди живут со своими семьями, и они не хотят ехать час в переполненном поезде перед свиданием, рискуя испортить настроение или что-то в таком духе, и любовные отели — это места, куда люди идут, когда хотят…

— Любви? — Виктор довольно улыбнулся, и Юри кивнул.

— Да.

Виктор повернулся и побрел дальше по улице, рассматривая различные отели, затем указал на табличку с прайс-листом на нем.

— Что подразумевается под «rest»?

— Ну, видишь ли, в большинстве подобных мест ты можешь снять комнату на пару часов, а не на всю ночь, потому что хмм… — это не тот тип лекций о японской культуре, который Юри ожидал рассказать сегодня.

— Это только для тех, кто собирается долго любить? — поддразнил Виктор. Юри был рад, что его маска спрятала румянец.

Внезапно Виктор схватил его руку и потащил Юри ко входу одного отеля, который был выполнен в греческом стиле.

— Виктор!

— Что? Я хочу посмотреть!

Юри отстранился и покачал головой, удерживая их на улице.

— Это не туристическая достопримечательность!

— Ты был там хоть раз?

— Нет!

— И не хочешь посмотреть, что это такое?

— У нас уже есть отель на эту ночь!

Виктор сморщил нос, и Юри сделал все, чтобы не выдохнуть «мило», глядя на это. Виктор знал, как заставить его плясать под свою дудку.

— Но это место слишком маленькое и скучное. Давай же, это не то, на что мы можем себе позволить тратить время! Я хочу увидеть любовный отель, Юри, пожалуйста? — Виктор начал дуться, и Юри почти сдался.

— Виктор, большинство из этих мест не пускают двух парней вместе…

— Ни одно из них?

Юри потер шею, вздохнул и задумался.

— Ни одно из этих… но нам, вероятно, повезет больше, если мы направимся к ни-теме.

Виктор едва дослушал его, перед тем как потянуть вниз по улице.

— Эм, Виктор, я думаю ни-теме в другой стороне… — сказал Юри, и Виктор тут же развернулся и побежал в другую сторону. Это заставило Юри, смеясь, последовать за ним.

После нескольких тупиков в переулках Юри достал телефон и забил быстрый поиск в Гугл, параллельно смотря возможности увести Виктора к железнодорожной станции.

— Юри, смотри!

Но нет, ему не везло.

Виктор указывал ему на вход в другой любовный отель, с небольшой наклейкой сбоку, указывающей, что однополые пары приветствуются. У Юри не было времени, чтобы сформулировать протест, и Виктор уже затащил его в декорированное лобби.

Юри пришлось признать, что оно было не таким вульгарным, как он ожидал, скорее похожее на довольно стильный бутик, с темными гранитными полами и маленькими люстрами, свисающими с потолка. По обе стороны от ресепшена было две группы по два лифта и большие букеты цветов рядом. В углу стояла мраморная статуя. Ладно, может, он все же был немного вульгарным…

— Это сенсорный экран!

Японский фигурист подошел к большому телевизионному дисплею перед пустым ресепшеном, экран светился, показывая свободные номера.

— Что там написано? — спросил Виктор.

— Красная комната занята, — объяснил Юри, показывая на квадраты, покрытые большими красными кандзи. — А зеленая свободна.

— Что насчет желтой? — поинтересовался Виктор.

— Ее сейчас… чистят, — пробормотал Юри. — Значит, тебе придется подождать…

— Ох, тогда зеленая. — Виктор потянулся, чтоб выбрать одну из комнат в левом верхнем углу, а затем снова замер, когда дисплей мигнул, показывая более подробные фотографии со списком доступных удобств. — Юри?

— Здесь спрашивают, хочешь ли ты остаться на несколько часов или на всю ночь, — сказал Юри.

— О, я думаю, ты стоишь больше, чем пара часов, — подмигнул Виктор, и Юри снова покраснел под маской, избегая его взгляда, когда он подтвердил другой выбор.

Через пару минут машинка под дисплеем выпустила распечатку с номером комнаты и ключ-карту.

Виктор огляделся вокруг.

— Здесь нет персонала?

— Есть, но они держатся в стороне по причине конфиденциальности, — ответил Юри, а затем обернулся, оглядываясь по сторонам. — Ах, туда.

Он повел Виктора прочь к лифту, и двери автоматически открылись.

— Ты много знаешь о таких местах для того, кто говорит, что никогда не был здесь, — заметил Виктор.

— Минако-сенсей рассказала мне о них однажды ночью, когда была пьяна, — тихо ответил Юри, смотря, как сменяются цифры на дисплее. — Сказала, что я должен знать, на случай, если мне однажды будет необходимо воспользоватся одним, хоть это и маловероятно. Или…

— Или?

— Или, как она сказала «если ты окажешься в постели с русским, который тебе так нравится».

К счастью двери лифта открылись на их этаже, так что Виктор не имел возможности подразнить Юри, отвлекаясь на тот факт, что перед лифтом не было никакого коридора, только немного пространства перед единственной дверью. Глаза Виктора быстро осмотрели все.

— Здесь только одна комната?

— Вот почему было четыре лифта на первом этаже. Было бы неловко встретить другую пару на этаже, когда вы только закончили заниматься… этим.

— Очаровательно, — заметил Виктор, когда Юри открыл дверь в комнату, и они оба вошли внутрь.

Виктор присвистнул рядом с его ухом, вторя реакции Юри, и на мгновение Юри подумал, что Виктор недоволен размером их комнаты в очередном отеле, которую они сняли на время пребывания в Токио, так как эта была по меньшей мере в два раза больше.

Деревянные полы были богатого шоколадного цвета, а темно-золотистые обои растянулись до высокого потолка. В дальнем конце комнаты был туалетный столик с кучей лосьонов и других косметических продуктов, а также большие зеркала на шарнирах, чтобы, как догадался Юри, можно было легко отрегулировать их наклон. Лампы были установлены низко, освещая длинную черную кушетку у одной стены и кровать, которая была точно нужной высоты для…

— Юри, посмотри! У них тут есть десять разных видов смазки! И они все ароматизированные! Давай попробуем!

Юри не хотел смотреть. И, конечно, он не хотел пробовать.

— Виктор…

— Юри, эта кровать даже больше, чем у меня дома в Санкт-Петербурге!

Он прекрасно мог видеть это.

— Юри, а что это за бутылочки на туалетном столике? Это что, латекс?

Он не хотел этого знать.

— Юри, тут есть джакузи. Оно в форме сердечка, уррррр!

Ну конечно же. Конечно оно там есть.

— Юри, здесь есть сауна!

Да, да, отлич… что?!

Виктор был прав. Там была сауна. Маленькая и спрятанная в углу просторной ванной комнаты, но, безусловно, сауна. Юри не знал, что сказать. Зато Виктор знал.

— Я не думаю, что это хорошая идея, заниматься сексом там. Это, кажется, несколько опасно…

Юри хотел умереть.

— Ах, Япония удивительная!

Юри хотел вернуться в Детройт, где из смущающих вещей были только селфи, что Пхичит ежедневно постил, и плакаты с Виктором в его комнате в общежитии.

— Тебе не кажется, что это немного странно? — спросил Юри. — Другие люди… знаешь…

— Нет. Люди занимаются сексом и в обычных номерах тоже, — ответил Виктор, и потянулся, и скользнул пальцами по щеке Юри к ушку, и снял маску с лица. — Мы тоже.

Юри опустил глаза в пол и шаркнул ногой. Ни одна маска не могла скрыть его румянец.

— Ну, я собираюсь принять пенную ванну, — заявил Виктор, когда Юри промолчал, он нашел полотенце и начал стягивать одежду. Он стянул вниз боксеры и носки, прежде чем остановиться и оглянуться через плечо, к Юри.

— Не хочешь присоединиться? — предложил он подмигнув.

Юри хотел использовать машину времени, чтобы вернуться назад, отвесить младшей версии себя затрещину, чтобы не думал, что роман с Виктором Никифоровым будет чистым блаженством.

— Нет.

Виктор демонстративно дулся пару секунд, прежде чем с шумом скрыться в просторной ванной комнате. Вскоре послышался приглушенный звук льющейся вода, и Юри плюхнулся на кровать. Одеяла были мягкими, а матрас ощущался как облако под ним после долгого, долгого дня беготни по Токио.

Взяв пульт от телевизора, Юри выбрал меню обычных каналов и пролистывал его, пока не остановился на каком-то концерте, который он смотрел пару минут, после чего выключил и потянулся, чтобы вытащить телефон из кармана. Он едва взглянул на него с утра, так что теперь он быстро просматривал новости и обновления своего круга знакомых, который сильно вырос за прошедший год.

Телефон завибрировал в руке, и в уголке экрана мелькнуло уведомление из Инстаграма. V-nikiforov просто запостил фото. Из ванны. В окружении розовых пузырьков, с улыбкой на миллион ватт и показывающего знак мира.

v-nikiforov отдыхает после долгого дня прогулок по Токио с Юри! #Токио #ПеннаяВанна #ДжакузиВФормеСердечка #ЛюбовныеОтелиАфигенные

— Виктор!!!

Виктор абсолютно точно выглядел слишком самодовольным, когда Юри ворвался в ванную.

— Да? — он невинно моргнул, сдув с ладони немного пузырьков в сторону Юри. — Ты не даешь мне сфотографироваться в онсене, а здесь что не так?

— Все будут знать, что мы находимся в любовном отеле через хэштеги?!

— Ой, да ладно, это не значит, что мы плохо скрываемся. Все и так знают, что мы пара, а парочки делают такие вещи, как…

— Но нам не нужно афишировать это на весь мир!

— Возможно, если бы ты посидел здесь со мной, я бы потратил это время несколько иначе хмм…

Юри зыркнул на русского, который выглядел забавно и очаровательно в ванной в форме сердечка, маленькие пузырьки украшали его волосы и поблескивали на ресницах.

— Я надеюсь, что ты уронишь телефон в ванну! — Юри захлопнул дверь в ванную комнату с Виктором в пузырях с большей силой, чем требовалось. Он глубоко вздохнул и снова полез на кровать, желая спрятаться под подушку и стараясь игнорировать тот факт, что, возможно, сегодня другие пары уже занимались здесь сексом.

Честно говоря, Виктор не имел тормозов, но это не значит, что Юри согласен на эти шутки с хэштегами. Выглянув из подушек, Юри видел, что под фото уже появились комментарии.

christophe-gc Что за любовные отели?
christophe-gc Хм, я погуглил это #ТрахайтесьДетиМои
christophe-gc К слову, почему мне никто не рассказал об этом?
minako-okukawa Юри, наконец-то твое время пришло
yuri-plisetsky У вас там вообще ничего святого? Остановитесь, пжлст


Здравый смысл всегда был присущ тем, кто носит имя Юри(й), несмотря на разницу в написании. Юри вздохнул и пролистал назад фото, игнорируя подпись. Виктор выглядел мило… в окружении пузырьков, его красивое лицо излучало радость, щеки покраснели от теплой воды, цвет распространился так же по шее и верхней части ключиц. Юри задумался, как далеко эта краснота могла расползтись по бедрам Виктора, и будет ли она такого же оттенка…

Юри уткнулся лицом в мягкую подушку, экран телефона погас, а сам он с трудом сдержал тихое поскуливание. Все, чего он хотел, это вернуться в обычную гостиницу, в нормальной части города, с нормальной ванной, и отдохнуть там как всегда, но вместо этого он страдает от очаровательных фотографий своего жениха в ванной любовного отеля, получает дразнящие комментарии от своих друзей и весьма сомнительные от рандомных пользователей, спрашивающих, правда ли Виктор в любовном отеле, и просящих его сфотографироваться с Юри в ванной. Неужели у людей вообще нет стыда? Когда это стало нормальным, требовать такое от незнакомых людей?

Матрас прогнулся рядом с ним. Юри повернул голову, чтобы увидеть Виктора рядом с ним, завернутого в пушистый халат, а его волосы все еще блестели от воды. Юри хотел было продолжить злиться на него, но его улыбка была слишком ослепительной. Тем не менее Юри ощутил, что что-то не так.

— Что?

— Я, кажется, навел шухер, — хитро улыбнулся Виктор.

— Что ты сделал?

— Я включил джакузи в ванной, и пузырьки сошли с ума. Они повсюду.

Юри засмеялся и прикоснулся к виску, скользнув от него к бицепсу Виктора.

— Смотри-ка, разве это не что-то интересное, что ты должен был бы сфотографировать и выложить в интернет?

— Как я тону в куче пузырьков?

— Да, это еще более очаровательно.

Виктор усмехнулся и придвинулся ближе к Юри, прижавшись щекой к его груди. Японский фигурист все еще был одет в свитер и шарф, о который Виктор потерся носом.

— Я буду иметь это в виду, — приглушенно отозвался Виктор, сквозь зевок, закрывая глаза.

Юри играл с несколькими влажными прядями Виктора, понимая, что это намочит его одежу, но ничего не сказал. Виктор был таким теплым рядом с ним, что любые крупицы раздражения на него, которые возникали, когда он засыпал его вопросами и фотографировал, сошли на нет. Теперь Юри просто хотел держать его рядом, целовать эти полные губы, выпускающие размеренное и спокойное дыхание…

— Ты спишь?

— Ммм… устал, — пробормотал Виктор, сильнее зарывшись лицом в шарф Юри.

— Виктор! — Юри действительно начал поскуливать.

Виктор запрокинул лицо вверх, вглядываясь в Юри сквозь тяжелые ресницы.

— Что? Это был долгий день… Мне тепло и уютно, я чувствую себя так… — он снова зевнул.

Юри нервно кусал губу, поглядывая на Виктора. Щеки русского еще сильнее покраснели, идеально контрастируя с бледной кожей. Его губы были приоткрыты и так греховно приглашающи. Халат был слабо завязан, расходился, открывая длинные ноги, одну из которых Виктор закинул на Юри. Японцу всегда нравилось ощущать, как мягкая кожа Виктора соприкасается с ним, особенно после горячей ванны или онсена…

— Юри, что тебя беспокоит? — Виктор потянулся и легонько очертил подбородок Юри большим пальцем. — Если ты действительно расстроился из-за хэштегов, я могу их изменить.

— Нет, дело не в этом, — губа Юри уже болела от того, что он продолжал кусать ее. — Я просто… Я имею в виду, если ты устал это нормально, но… Зачем мы пришли в любовный отель, если мы не собираемся…

Осознание озарило лицо Виктора так же, как и пришедшая с ним улыбка.

— О, Юри, — Виктор сел и стянул с Юри шарф и свитер, после чего, прихватив его за бедра, усадил к себе на колени. — Все, что тебе нужно было, это попросить.

Юри не покраснел, когда поймал губы Виктора своими, и развязал узел пояса на халате русского, жадно скользнув руками по теплой коже.

****

Знакомый звон приходящего на телефон сообщения разбудил Юри.

Высвободившись из объятий Виктора, он потянул руку над головой, пытаясь на ощупь найти очки и телефон. Это был Пхичит. Юри потер заспанные глаза, прежде чем надеть очки.

«Ну и кто это у нас тут был измучен прошлой ночью? Ты не можешь так дразнить нас и думать, что мы не будем любопытничать!»

Юри нахмурился и, держа телефон над лицом, начал набирать ответное сообщение.

«Что ты имеешь в виду?»

Пришло сообщение с ссылкой на инстаграм Виктора, где прошлой ночью было опубликовано новое фото. Они вдвоем в постели, Юри спит на явно голой груди Виктора, а лицо наполовину скрыто одеялом, в то время как сам Виктор подмигнул в камеру.

v-nikiforov Измучены. Oyasumi~♡ #ЕлКацудонВсюНочьНапролет #ЛюбовныеОтелиРеальноАфигенные

— Виктор!!!



@темы: пидоры на льду/yuri on ice, переводы, Яой (слеш), Отели и Инстаграм, Виктор/Юри, фанфик