19:00 

Seraphim Braginsky
мой иск что мир несовершенен в нём правят жадность злость и месть ответчик снова не явился он есть?(с) Типичный Бальзак, ЛВЭФ
Omerta
Переводчик: Seraphim Braginsky
Бета: Валькирия Карамболь
Фандом: Yuri!!! on Ice
Автор оригинала: Kashoku
Оригинал:
archiveofourown.org/works/8918152?view_full_wor...
Пэйринг: Виктор/Юри, Отабек/Юрий, мельком Лео/Хуанхонг
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слеш, Ангст, Драма, Психология, Даркфик, Hurt/comfort, AU, Первый раз, Любовь/Ненависть
Предупреждения: Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика
Размер: планируется Миди
Статус: в процессе
Описание:
Минако сказала, что он был благословением, что он был богат, и Юри повезло привлечь его внимание. Но Виктор Никифоров был проклятьем, и Юри оказывается заперт в мире крови и смерти, где лишь ожесточившись, можно склеить то, что сломано.
[Мафиозное AU!]

Читать на фикбуке ficbook.net/readfic/5116056


You've Seen the Butcher. (2)



Юри в конечном итоге не берет дополнительные смены на следующий день. Его родители смотрели огромными и счастливыми глазами, когда он бросил на стол мешок йен на следующее утро. Они думали, что он был простым барменом. Он сказал им только «очень довольный клиент», и они просто обняли его с благодарностью. Но Мари знала больше.

— Юри, ты не должен продолжать это делать, — сказала она, когда Юри мыл полы. — Мы можем найти другой способ, чтобы получить деньги.

Он не удосужился ответить что-то, потому что ему было нечего сказать. Не было никакого другого пути, чтоб получить деньги. Только Юри.

Виктора не было, когда он вернулся в клуб через два дня. Не был он там и на следующую ночь, и на следующую.

— Ты собираешься встретиться с ним снова? — с любопытством спросила Минако, пока наносила макияж, стоя рядом с ним. — Он был действительно горяч. Я была бы не прочь иметь его в качестве постоянного клиента.

— Хм, — коротко отозвался Юри. — На самом деле… я не знаю.

Он надеялся, что нет. Минако хотела как лучше, но его сердце каждый раз трепетало от страха, когда он выходил на сцену и думал, что Виктор может быть там.

В пятницу толпа была оживленной и щедрой. У Юри был хороший улов. Сложив йены в стопки и бросив в рюкзак, он потянулся за толстовкой, готовый к тому, чтобы уйти.

— Эрос.

Юри замер. Это был Горо. Еще один взгляд, полный жалости. Слезы сами собой заструились из глаз, и Юри закрыл лицо руками, когда упал на свое место. Виктор вернулся. Виктор вернулся и снова спрашивает его. Что он хочет сделать с ним в этот раз? Будет ли это еще один грязный минет или что-то похуже?

— Юри. Посмотри на меня, — он поднял взгляд, всхлипнув. Руки Минако легли ему на плечи. — Я знаю, что это не то, чего ты хочешь. Никто из нас не хочет такой жизни, но мы делаем то, что должны, чтобы выжить. Ты не понимаешь, что это благословение. Этот человек богат, и он выбрал тебя.

— Но я н-не хочу ничего подобного, — рыдал Юри.

Минако приобняла его и успокаивающе провела рукой по волосам.

— Я знаю, знаю. Верь мне. Я знаю. Первый раз всегда самый трудный. Но потом будет легче, и в конечном счете, ты осознаешь, сколько власти имеешь. Твоя сексуальность - это все, Юри. Ты думаешь, что этот человек использует тебя, но все наоборот. Ты управляешь этим. Понимаешь?

Качая головой, Юри заплакал сильнее. Он не понимал. Как она могла так спокойно говорить об этом?

— Я никогда…

Со вздохом Минако отпустила его и полезла в свой шкафчик, вытаскивая две самолетных бутылочки с алкоголем.

— Вот. Это поможет тебе расслабится.

Дрожащими руками он потянулся и открыл первую бутылку, прежде чем вернуть ее обратно. Без паузы он схватил вторую и опустошил и ее.

— У тебя есть еще?

Минако моргнула, но вытащила новую.

— Блять, Юри. Мне так жаль, — она ждала, пока он не допьет третью бутылку, и вытерла слезы с его глаз. — Это может быть хорошо… если ты позволишь ему.

— Эрос, — снова позвал Горо, более настойчиво.

Юри вытер слезы и судорожно вздохнул:

— Спасибо.

Минако послала ему легкую улыбку и помогла встать на ноги.

— Все будет хорошо, малыш. Помни, что ты делаешь это для своей семьи.

Последний раз вздохнув, чтобы успокоиться, он в расстегнутой рубашке последовал за Горо. В этот раз они обошли бархатные диваны приватных комнат и прошли к задней части, где было темнее, тише, и стояли две кровати. Юри пришлось прикусить губу до крови, чтоб не заплакать. К счастью, три бутылки уже ударили в голову, и он чувствовал, как по его коже расползаются мурашки и онемение. Он всегда был таким восприимчивым.

Виктор был там, со скрещенными на кровати ногами, только на этот раз в накрахмаленной рубашке с закатанными рукавами. Его голубые глаза светились в темноте, и он ухмылялся.

— Эрос… как приятно увидеть тебя снова, — он как и прежде отослал остальных и поднялся на ноги. В несколько шагов он оказался слишком близко к Юри и прошептал ему в ухо, - …или я должен сказать Юри?

Юри застыл, задыхаясь. Виктор начал целовать низ его шеи, но он едва замечал это от шока. Это случилось. Этот человек сейчас владел им. Конечно, он бы узнал. Вероятно, это было даже не трудно. Его босс, безусловно, сказал бы ему все без колебаний. Когда Виктор положил руки на его голую грудь, и он даже не вздрогнул, Юри не знал, было ли это действие алкоголя или его полное поражение.

Виктор целовал его, на этот раз нежно, хотя и продолжал давить языком. На вкус он был как мята и водка.

— Я дал четкие инструкции, чтоб нас не прервали на этот раз, — вдохнув запах Юри, он сделал шаг назад и изящно сел на край кровати. — Ну, что же? Станцуй для меня, Юу-ри.

Телу Юри было зыбко и холодно. Без колебаний он залез на колени Виктора и толкнул его назад, перед тем как потереться об него.

Засмеявшись, Виктор положил свои руки на бедра Юри:

— Выпил для храбрости? Хорошо. Значит, мы можем зайти дальше. М-м-м, Юри, вот так, — позволяя его голове упасть обратно на подушку, Юри толкнулся вверх, и их бедра ритмично терлись друг о друга.

Юри не знал, что на него нашло, но он наклонился вперед и еще раз прижался губами ко рту Виктора, а его руки расстегивали рубашку русского и скребли ногтями по розовым соскам. Задохнувшись, Виктор дернулся под ним, засунул руки под рубашку Юри и стащил с плеч, бросив в сторону. Юри выгнул спину, крепко вцепившись в бедра Виктора, так как действительно старался дать ему лучший вид на свои грудь и живот, пока он раскачивался на нем.

— Дерьмо, — выругался Виктор, грубо хватая задницу Юри руками, и жестко дернул на себя, заставляя их бедра прижаться плотнее.

Ты управляешь этим. Понимаешь?

Юри начал понимать. Переместив свой вес, он сдвинулся вниз, на ноги Виктора, и потерся носом о его стояк, прежде чем осторожно взять в рот. Виктор умоляюще стонал под ним с каждым новым поцелуем и лаской. У него была власть.

Время для Юри, казалось, моталось то вперед, то назад. Он не знал, как получил член Виктора, уже покрытый его слюной и погруженный в жар его рта. В этот раз получилось легче. Но в отличие от их последней встречи, Виктор пытался утянуть его вверх, а не вниз. С хлюпаньем Юри отстранился и посмотрел на Виктора вздернув бровь.

— Убери их, — приказал он.

Юри потребовалось мгновение в его пьяном состоянии, чтобы понять, что Виктор говорит о его шортах. Даже в его затуманенном разуме было немного нерешительности, прежде чем Юри послушался и отошел от кровати, перед тем как стянуть вниз блестящую черную ткань. Когда он встал, то понял, что совершенно голый, и почувствовал, как краска расползлась по его лицу.

— Красиво, — выдохнул Виктор, его зрачки сильно расширились. Он подозвал Юри, чтоб воссоединиться с ним на кровати, и перевернул их так, что теперь он был сверху. Пройдясь руками по груди Юри, он наклонился и взял член танцора в рот. Юри не мог поверить своим глазам, когда смотрел, как серебристая голова с явным опытом двигается вверх-вниз. Стон завибрировал в горле, и он почувствовал горячий комок в животе, когда член наконец стал твердым.

— Опять ты за свое, — счастливо промурлыкал Виктор, как только он отодвинулся. — Давай же, Юри. Не сдерживайся.

Это может быть хорошо. Если ты позволишь ему.

И Юри позволил себе стонать громче, когда Виктор погладил его.

Да, — глаза Виктора блестели, и он внезапно приподнял Юри и сунул подушку под его бедра.

Юри позволил этому случиться, его мир мучительно кружился перед глазами. Зарывшись лицом в простыни, он позволил Виктору мять его задницу, и даже, кажется, не заметил, когда русский начал скользить членом между его ягодиц. Вместо этого он просто лежал там, надеясь, что этого будет достаточно, чтоб он кончил, и Юри сможет просто пойти спать. Иногда он сам толкался в подушку, чтоб получить хоть немного трения о его стоящий член.

Так было, пока он не почувствовал, как холодный палец прижался к его входу, и он понял, что нет, Виктор собирался пойти до конца в этот раз. Внезапный холод отрезвил Юри, и он дернулся в попытке соскочить с кровати. Но Виктор был быстр и, грубо схватив за волосы, ткнул лицом назад в простынь.

— Т-ш-ш-ш, Юри, — успокаивающе прошептал он, — ты ведь не хочешь, чтобы родители пропустили следующий платеж за онсен, не так ли?

Юри испустил страдальческий стон, когда палец вошел в него. Его пальцы до боли сжали простыни, а от слез щипало в глазах. Виктор знал все. Минако была не права. Он был бессилен. Он издал приглушенный всхлип, когда второй палец присоединился к первому и Виктор начал растягивать его на манер ножниц. Юри горел.

— Т-ш-ш, мой Юри, — прошептал Виктор, оставляя мягкие поцелуи от затылка вниз по спине. — Просто расслабься.

Он засунул пальцы глубже, жестче, прокручивая их и посылая через тело Юри электрический импульс.

Это может быть хорошо. Если ты позволишь ему.

Сдерживая рыдания, когда Виктор ввел третий палец, Юри постарался думать о чем-то — о чем угодно — для того чтобы потеряться в другом мире. Но Виктор продолжал нажимать там, и Юри, сдерживая всхлипывания, дернул бедрами, пытаясь уйти от его пальцев. Когда он наконец вытащил их, освобождая Юри, то все равно заскулил от ощущения пустоты.

Рука Виктора мягко погладила его по голове, перешла на шею, большой палец успокаивающе кружил по коже, и этого было почти достаточно, чтобы Юри расслабился, прежде чем что-то прямое и твердое прижалось к нему.

— Н-нет! — ахнул Юри, отчаянно молотя руками позади себя, безнадежно пытаясь остановить Виктора, но человек над ним был гораздо более мощным. Одной рукой он толкнул его лицом назад в простыни, а другой удерживал запястья над головой, пока он продолжал погружаться в него. Юри издал задушенный крик, чувствуя, как Виктор растягивает его, проталкиваясь все глубже.

— Блять, — выдохнул Виктор. — Юри, так туго, так жарко. Черт.

Он испустил низкий и долгий стон, когда вошел в Юри до конца и начал двигать бедрами, чтобы помочь парню под ним приспособится.

— Я никогда не чувствовал себя так хорошо с кем-то… — Виктор медленно отстранился, наблюдая, как вход Юри сжимается вокруг него, и, облизнув губы, жестко толкнулся обратно. Это было абсолютно невероятно.

Юри вскрикивал с каждым толчком, темп был быстрым и жестким. Он чувствовал себя слишком заполненным, слишком растянутым, как если бы он собирался взорваться. Его рука была пропитана слезами, со следами укусов. Возможно, останется шрам. Но тут Виктор изменил движения бедер, и он увидел звезды.

— Здесь, — задыхаясь сказал Виктор. Шлепки кожи о кожу вторили звукам, доносившимся с выступлений других танцоров и электронной музыке, льющейся из динамиков. — Мой Юри… Так хорошо.

Это может быть хорошо. Если ты позволишь ему.

Руки Виктора ослабили свой контроль над ним, и Юри покорно лежал там, мягкие стоны слетали с его губ от каждого удара о простату. Руки Виктора перебрались на его бедра, усилили хватку, когда темп ускорился, звериный и наказывающий его. Юри был уверен, что синяки не сойдут несколько недель. Стоны Виктора становились громче, и он скользнул рукой под Юри, начав гладить его.

Потребовалось всего несколько толчков, чтобы Юри обнаружил, что перед глазами все побелело. Его бедра задрожали от оргазма, а тело казалось стало слишком чувствительным. Всего было слишком много.

Виктор толкнулся еще раз или два и кончил с громким стоном, его член пульсировал внутри Юри, окрашивая бархатные стенки белесой спермой. Казалось, прошла вечность, прежде чем Виктор перестал изливаться в него и наконец отстранился, оставив Юри опустошенным и влажным.

Виктор повернулся к Юри снова и провел пальцами по голове.

— Невероятно, — выдохнул он, прежде чем наклониться к его губам для поцелуя. Виктор долго целовал его, прежде чем слизнуть остатки слез и оставить легкий, как прикосновение бабочки, поцелуй на каждом веке.

— Я вкусил рай, и не знаю ничего лучше этого. Ты мой, Юри. Никто больше не может обладать тобой, — облизав губы, он поднялся с постели и вернулся с большой пачкой йен. — Я буду щедр к тебе, Юри. Так же, как ты был щедр ко мне.

Юри испуганно смотрел, как Виктор оставил деньги и встал с кровати, натягивая обратно штаны и застегивая рубашку. Юри хотел бы заплакать снова, но теперь он ничего не чувствовал. Он ничего не чувствовал, когда наконец скатился с кровати и натянул свои шорты и надел рубашку. Он ничего не чувствовал, когда собрал деньги и прижал их к груди. Он ничего не чувствовал, когда вернулся в гримерку, а по внутренней стороне бедра стекала сперма.

Внутри была пустота.

Когда он наконец прошел через ворота Ютопии, все это рухнуло на него. Он рухнул на колени и начал отчаянно плакать. Мари была там и начала укачивать его, как ребенка. Он был использован, он был разрушен.

Внутри была пустота.

Ты управляешь этим. Понимаешь?

Юри еще никогда в жизни не чувствовал себя настолько обманутым словами.


****


— Спасибо, что согласились встретиться со мной, Ито-сан, — сказал Виктор спокойно, когда более старый японец в дорогом костюме присоединился к нему в машине. Виктору потребовалось несколько дней, чтобы найти главный Дом, управляющий Хасецу, и назначить встречу.

— Хм, — ответил Виктору Ито, и его рука крепко сжала трость. — Я занятой человек, Виктор. Не тратьте мое время.

Виктор понимающе склонил голову:

— Я бы хотел поговорить с вами о семье Кацуки, — Каждый миг с момента их встречи он не мог перестать думать о Юри. Юри, Юри, Юри. Как красиво это имя перекатывается на языке.

— Кацуки? — спросил Ито, и замешательство отразилось на его лице. Он повторял фамилию снова и снова, пока озарение не настигло его. — Кацуки! Семья, которая владеет онсеном в Хасецу.

— Да, — кивнул Виктор. — Мне сказали, что они в долгу перед вами. Сколько?

Глаза Ито сузились и он неопределенно спросил:

— Какой вам интерес в этом?

Виктор сцепил пальцы вместе на коленях. Он не стал бы отрицать это.

— Меня интересует их сын. Его зовут Юри.

Ито сидел несколько секунд, невыразительно и молчаливо, прежде чем низко рассмеяться.

— Он ничего не стоит, вы знаете? Даже меньше, чем четверть того, что их семья должна за онсен. Вы легко могли бы взять его, и мне было бы все равно. Тем не менее вы спрашиваете у меня разрешения, потому что это моя территория. Я очень уважаю это, Виктор Никифоров. Очень.

Виктор почувствовал, как челюсти сжались от злости. Юри не был ничего не стоящим. Он был прекрасен и он был всем. Юри будет принадлежать ему. Навсегда.

— Тогда, полагаю, у нас есть соглашение?

— Я прощу долг Кацуки и позволю забрать их сына, если такая простая вещь доставит удовольствие русским, — ответил Ито, — это то, что важно, — доверие в наших отношениях.

— Это доставит мне радость, — кивнул Виктор, и его взгляд стал мягким и манящим. — Я даю слово, что это укрепит наши связи.

— Это будет сделано, — улыбнулся Ито, барабаня пальцами по трости. — Я пошлю своих людей, чтоб забрать его. Должен ли я отправить его в вашу квартиру в Киото? Или, может, сразу в Россию будет лучше?

Виктор задумчиво промычал, прижав палец к губам. У него все еще были дела здесь, в Японии, и он не хотел ждать. Но Ито-сан был прав, было бы лучше сразу увезти его отсюда. В чужой стране, где он никого не знал, Виктор будет всем, что у него есть.

— В Россию.


@темы: пидоры на льду/yuri on ice, переводы, Яой(слеш), Отабек/Юрий, Виктор/Юри, Omerta, фанфик

URL
Комментарии
2017-01-19 в 18:56 

Серебряная Лисица
"Candy may be sweet, boy, but I won't be."
Оооо... ОООООО! *О*
Не скажу, что мне попадалось так уж и много АУ с мафией по этому фендому, но неужели действительно что-то стоящее! ** Какой здесь шикарный Виктор, Боже... Такой властный, жестокий и сексуальный мужчина! И Юри! Как хорошо прописаны его мысли и эмоции, его страх перед тем, что этот русский может с ним сделать, и при этом язык совершенно не поворачивается называть его слабаком. Он просто здесь бессилен что-либо сделать, и это просто изумительно прописано!
Благодарю Вас за такой чудесный перевод! Вы так потрясающе выдержали стиль автора! ** Вообще, даже если тут есть какие-то опечатки или ошибки, я их даже не заметила)) Спасибо большое за Ваш труд! Я с нетерпением буду ждать следующей главы :heart:

2017-01-26 в 01:22 

Seraphim Braginsky
мой иск что мир несовершенен в нём правят жадность злость и месть ответчик снова не явился он есть?(с) Типичный Бальзак, ЛВЭФ
Серебряная Лисица, спасибо) я очень рад, что вам нравится. Этот фик буквально до печенок меня пробрал, хотя я не любитель жести. Надеюсь он и дальше вас не разочарует (как и меня) ;)

URL
     

Квартира № 69

главная