17:03 

Хеталия, "Дом у обочины", часть 3

Seraphim Braginsky
мой иск что мир несовершенен в нём правят жадность злость и месть ответчик снова не явился он есть?(с) Типичный Бальзак, ЛВЭФ
Автор: Dafna Cullen
Беты (редакторы): sad_blood_prince
Фэндом: Hetalia: Axis Powers
Пэйринг или персонажи: Гилберт|Иван, Иван|Феличиано, Родерих, Элизабет, Артур, Скотт, Геракл, Антонио, Франциск
Рейтинг: NC-17
Жанры: Гет, Слэш (яой), Драма, Мистика, Даркфик, Ужасы, Hurt/comfort, AU
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Насилие, Изнасилование
Размер: планируется Мини, написано 18 страниц
Кол-во частей: 5
Статус: в процессе


Описание:
Несколько совершенно разных людей, никак друг с другом не связанных, решают остановиться в одном странном отеле, даже не подозревая, что их ждет. И еще неизвестно, кого нужно бояться больше - монстра под кроватью или собственного отражения.

Посвящение:
Мори, брат, тебе :3

Публикация на других ресурсах:
с моего разрешения

Примечания автора:
Автор замахнулся на ужастик. Не знаю, насколько годно выйдет. У меня, обычно, первый блин большим комом. Но надежда умирает последней.


Прослушать или скачать Marilyn Manson Sweet Dreams бесплатно на Простоплеер

Жадность

Феличиано бежал не разбирая дороги. Бесконечные и совершенно одинаковые коридоры мелькали перед глазами. У юноши начало складываться впечатление, что он несется по кругу.

Шатен перешел на шаг, убедившись, что мертвец не преследует его. Сердце, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Рука невольно потянулась к серебряному крестику на тонкой цепочке. Едва ли молитва поможет ему...

А коридор тем временем становился мрачнее, стены будто впитывали свет, высасывали его из ламп, горевших едва-едва. Варгас вновь ускорил шаг, стараясь не смотреть на висящие на стенах портреты - те злорадно скалились нарисованными лицами.

Их шепотки за спиной ощущались все сильнее, а к горлу подкатывала тошнота, паника удушливой веревкой обвила горло.

Вдруг, в бесконечном сплетении коридоров с грязно-розовыми стенами, похожими на пищевод какого-то чудища, мелькнула темная фигура. У юноши засосало под ложечкой от страха. Повинуясь какому-то внутреннему влечению, он окликнул ее, но та, услышав возглас, поспешила скрыться с глаз. Он успел заметить лишь мелькнувшие каштановые волосы.

Варгас кинулся за ней. И опять началась бесконечная гонка. Кажется еще чуть-чуть и он догонит, но увы...

Итальянец остановился отдышаться и невольно вздрогнул. Он мог поклясться, что уж был здесь. Вот на обоях грязное пятно. Вот стоят древние как мир деревянные часы-куранты.

Или здесь на каждом этаже подобный антураж?

Рядом скрипнула дверь. Феличиано осторожно протянул руку, собираясь толкнуть ее, но в тот же миг кто-то грубо схватил его и дернул на себя. Юноша попытался оттолкнуть этого человека(человека ли?) но потерпел фиаско.

Кричать тоже не получалось: рот ему закрыли рукой. Вполне себе человеческой на вид. Незнакомец, а в том, что это мужчина уже не осталось сомнений, запихнул его в первую подвернувшуюся комнату и, заперев дверь, развернулся.

Перед итальянцем стоял молодой мужчина весьма экзотической внешности. Волосы его были белы как снег, а глаза отливали чистым рубином.

"Альбинос?".

Этого парня он уже видел в казино. Кажется, его зовут Гилберт.

- Вы... Что вам нужно? - голос предательски дрожал.

- Я просто подумал, что ты нормальный.

Мужчина улыбнулся, но улыбка эта напоминала оскал. Хотя, судя по всему, он просто не умел по-другому.

- Нормальный? Что вы имеете в виду? - стоило все же убедиться, что он говорит о том же, о чем Феличиано думал с того момента, как переступил порог этого странного дома.

- Брось, парень. Можешь тут не разыгрывать из себя дурачка. Ты же понял в какое дерьмо мы вляпались.

Варгас судорожно сглотнул. В груди полузабитой птичкой затрепыхалась надежда, что он все же не один. Что он не сошел с ума.

- Как вы поняли это?

Байлшмидт хмыкнул.

- Я сейчас расскажу тебе, как все было.


Я всегда был раздолбаем.

Вечные пьянки-гулянки, шлюхи, алкоголь и азартные игры. Деньги. Много денег. Слава, власть, влияние. Я всегда хотел всего и побольше. Уже тогда я понимал, что никогда не буду хорошим человеком.

Да что там, я готов был продать душу прямо здесь и сейчас, за хорошую плату. Но как истовый атеист я не верил не только в Бога, но и в Дьявола.

Но потом я встретил Его.

Это был обычный вечер в баре, такой же, как и сотни других. Кругом пьяные рожи, почти раздетые и на все готовые девицы. Дешевое и омерзительное пойло, которое я, тем не менее, с упорством барана продолжал заливать в себя.

Плевать. Лишь бы надраться до беспамятства.

Но тут бармен повернулся ко мне и поставил бокал с абсентом мне под нос. Никогда не любил эту дрянь. Ей-Богу, "зеленая фея" выносит мозг по-хлеще русской водки.

- Это от того господина.

Бармен махнул рукой куда-то в сторону.

Я повернулся, желая узреть этого "господина". Честно, не думал, что в этом бомжатнике можно встретить человека, которому бы подошло это обращение. Но ему оно подходило.

Он был вроде бы даже самый заурядный. Белый парень, светлые, с пепельным оттенком волосы и немного потрепанное бежевое пальто в сочетании с сиреневым шарфом.

"Сраный интеллегентишка". Так я подумал тогда.

Мне внезапно стало интересно, что этот мистер потерял здесь, в этом богом забытом гадюшнике. Склеить меня хочет? Вроде не похож на голубого. Хотя, кто их знает.

Присмотревшись, я отметил, что он довольно молод и даже хорош собой. Без эксцессов, конечно. Не сладкий мальчик. Но это хорошо. Не люблю "ангелочков".

Тут он наконец посмотрел мне в глаза, и я ощутил, как меня прошиб холодный пот. Да что за хрень?!

Не помню о чем мы говорили в баре, хоть убей. Кажется, я все таки надрался, хотя и не до зеленых чертей. Потом бармен понимающе ухмыльнулся и бросил на грузную барную стойку ключи. Догадливый ублюдок.

Мужик оказался чуть выше меня и, несмотря на количество выпитого, стоял он на ногах твердо и уверенно поддерживал меня за талию. Как будто я какая-то кисейная барышня. Вот же блин.

Когда мы оказались в комнате, он довольно аккуратно сгрузил меня в кресло. А потом мы пили виски. И что-то еще. Кажется, опять говорили за жизнь. Меня, признаться, это немного напрягало. В конце концов мы сюда приползли делом заниматься или светские беседы вести?

Он даже как будто удивился, когда я пьяно поцеловал его. Да, признаю, я не очень хорош во всей это романтической хрени.

- Эй, ты это, извини. Я не спец в этом. У меня с мужиками нечасто было...

Уголки его губ чуть дрогнули.

- Да, у меня тоже.

Вот же черт. Этот парень совершенно не желал помогать мне поддержать хотя бы видимость беседы. К слову, комната оказалась не такой убогой, как я ожидал. Хотя, конечно, не номер люкс.

Мой "приятель", с все тем же детским любопытством рассматривал интерьер. Как будто в первый раз в подобном месте. Не удивлюсь, если это действительно так.

Я заметил, что его внимание привлекла висящая на стене картина. Ну, картина это пожалуй громко сказано. Так, распечатанная на принтере репродукция какой-то мазни, призванной придать ощущение псевдоуюта этой комнатушке. Без особого успеха, надо заметить.

Но он смотрел очень внимательно, и я невольно заинтересовался.

Это была гравюра. Вернее, распечатанная фотография гравюры, изображающая странного высокого мужчину, в котором, по наличию рогов, я опознал черта. Рядом с ним был другой, просто человек. Сюжет был ясен - продажа души.

Хм. Странный выбор для такого места. Может это намек свыше?

- Это же этот... как его. Доктор... хм... - я попытался "блеснуть" знаниями, но к сожалению имя пресловутого доктора вылетело напрочь.

- Фауст.

Ну, точно. Этот интеллегентишка уж точно разбирается в этом получше меня. И как его угораздило спутаться с таким как я. У него наверняка и жена есть.

- Хах. Точно, Фауст. Это тот мужик, который наставил рога самому Дьяволу.

Он повернулся ко мне, и лицо его приняло странное выражение. Как будто он был чем-то раздосадован. Странные дело.

- Тебе нравится литература, Гилберт? - его приятный голос обволакивал меня как шелк, но где-то в глубине моей прогнившей душонки я чувствовал, что с ним надо быть настороже.

Но моему пьяному сознанию было плевать.

- Нет, не нравится. Давай поговорим о чем-нибудь другом. Как ты вообще здесь оказался? У тебя есть семья?

Он снова смотрел на меня безо всякого выражения.

- Семья? - взгляд его теперь абсолютно точно стал печальным, - У меня плохие отношения с отцом. Я ушел от него.

А, ну теперь все более-менее ясно. Вообще, я могу его понять. У меня с отцом тоже отношения полное дерьмо. Единственный из моей семьи, с кем я поддерживаю связь, это мой брат. Он серьезный и ответственный. И у него любящая жена и дети. Хороший малый.

- Я знаю, что такое одиночество. И я тоже не в ладах с предками. Давай, что ли, выпьем за это, - наша общая "беда" несколько сблизила нас. Или мне просто показалось. - А у тебя есть братья или сестры?

- У меня есть братья, но я самый старший. Я был его первенцем.

- Хм. Вот как. Ну, я тоже старший. Быть старшим полный отстой, вечно нужно быть примером для мелких. От тебя чего-то ждут, что ты станешь лучшим во всем. Кстати, тебя как звать-то?

Он подсел ближе и я ощутил исходящий от него аромат фиалок. Но не такой, как от надушенных девиц. Другой, настоящий. А еще он пах сыростью и так, как пахнет воздух после дождя.

- Иоганн. Но можешь звать меня Иваном.

Иоганн? Ну надо же. Кто-то еще так называет детей. Охренеть.

Я хотел было спросить что-то еще, но он поцеловал меня первым, в этот раз. Губы его оказались холодными как лед, и, кажется, этот замогильный холод проник в меня, пропитал до самых костей и осел в душе. Вернее в том, что от нее осталось.

- Ты бы хотел что-то изменить? Иметь семью, где бы не нужно было притворяться, быть самим собой?

Это был очень странный разговор. Нить смысла то и дело ускользала от меня, но ледяной огонь внутри уже разгорелся, пожирая сомнения.

Я ощущал, что вот-вот потеряю что-то важное, но что именно, понять не мог. За меня говорил Огонь.

- Да. Да, черт возьми! Я хочу всего: денег, славы, власти, и семью. Таких же как я. И тебя, тебя я тоже хочу!

Эти слова, тяжело, как камни сорвались с моих губ и, кажется, я даже слышал глухой стук. Это мое сердце на секунду остановилось.


- И что было потом? - Феличиано слушал, затаив дыхание.

- А ничего. Утром я проснулся один. Его не было. Я даже подумал, что мне это приснилось. Но в кармане пальто я нашел приглашение. Сюда.

- И вы поехали? Зная, что... - Шатен замолчал, не в силах сформулировать, что именно знал Гилберт.

- Разумеется я поехал. - альбинос оскалился, сжимая кулаки. - Мне нечего терять. Хотя, я все же до конца не верил, что окажусь здесь.

Итальянец вздохнул. Рассказ немца был увлекательным, но нисколько не проясняющим ситуацию. Он хотел было расспросить его еще о загадочном человеке из бара, но тишину разрезал мерзкий звук ломающегося дерева.

В двери уже появился просвет. Кто-то очень настойчиво пытался открыть ее используя топор.

- Мда. А вот и гости.

Чревоугодие

Отлетевшая острая щепка царапнула итальянца по скуле. Юноша, вскрикнув, отскочил, Гилберт же наоборот весь подобрался, как зверь перед прыжком.

Как дверь еще держалась под таким напором - загадка. Но в ней уже образовалась внушительная дыра и теперь было видно их внезапного гостя. Вернее, гостью. Бледная девушка в темно-синем платье и с распущенными пепельными волосами яростно наносила удары по почти развалившейся деревяшке.

- П-по-моему она настроена очень решительно, - дрожащим голосом сказал Феличиано. Липкий страх снова опутал его своей паутиной. - Мы же заперты здесь, что нам делать?!

- Цыц. Не психуй. С этой сучкой я сам разберусь. - Гилберт предвкушающе оскалился, - А ты парень, полезай-ка в вентиляционную шахту. Тут и так не развернуться, а с тебя пользы, как с козла молока.

Итальянец изумленно посмотрел наверх. А ведь правда, как же он не подумал... Гилберт прав, у него в такой ситуации никаких шансов выстоять против этой маньячки. Но он же не может оставить своего товарища одного.

- А как же вы? - набравшись смелости выдохнул Варгас. Ему очень хотелось уйти поскорее, но совесть мешала.

- Я, по-твоему, не справлюсь с какой-то психованной бабой? Давай уже, мальчик, иди. Не раздражай меня, я тут собираюсь повеселиться.

Феличиано с ужасом смотрел на своего спутника. Тот судя по всему, совсем не боялся, наоборот. Он был полон какого-то мрачного нетерпения. Черты лица заострились, придавая облику хищность. Алые глаза будто стали насыщеннее, ярче. А уж эта улыбочка...

Гилберт вздрогнул, когда его лицо сжали теплые, подрагивающие пальцы. Феличиано умоляюще смотрел на него.

- Пожалуйста, останьтесь в живых. - прошептал он и добавил уже более тихо, - Не ведите себя так, вы становитесь похожим на них.

Секунду немец с недоумением рассматривал его, после чего хохотнул, хлопнув по плечу, отчего субтильный итальянец пошатнулся. Не давая ему времени прийти в себя, Гилберт подхватил его под мышки и, без особого труда сорвав решетку, практически запихнул Феличиано в вентиляционную шахту.

Дверь, последний раз жалобно скрипнув, сорвалась с петель.


***


Варгас никогда не страдал клаустрофобией, но сейчас приступ паники заставлял его ощущать себя рыбой, выброшенной на берег. Юноша уже и не помнил, сколько он полз. Все лицо, волосы и одежда были в пыли и паутине. Итальянец искренне понадеялся, что на него не выскочит из-за угла какой-нибудь огромный паук.

Дышать все тяжелее. Где он сейчас? Даже невозможно определить, в какой части отеля он находиться.

Мерзкие шепотки снова начали отдаваться в сознании. Голову будто стянули стальным обручем. Еще парочка метров... Где-то здесь должен быть выход.

Если находясь в кладовке и трясясь от ужаса шатен ощущал, что его сердце колотиться как бешеное, то теперь было чувство, что он в какой-то вязкой жиже. Как муха в киселе.

Осознание пришло резко.

Да этот чертов дом пытается раздавить его! Если поначалу в шахте было довольно свободно, учитывая хлипкое телосложение Варгаса, то сейчас он едва мог протиснуться. Металлические стенки давили со всех сторон.

"Если я не выберусь прямо сейчас, оно меня расплющит".

Шатен с трудом прополз вперед. Он уже затылком ощущал это чудовищное давление и невольно сравнил себя с мышкой, которую душит змея прежде чем съесть. Кости жалобно затрещали, перед глазами мелькали темные мушки.

Впереди замаячил тусклый свет. Когда Феличиано дополз до выхода, места в шахте почти не осталось. Хлипкая решетка поддалась неожиданно легко, словно в насмешку над юношей, которого чуть не раздавило серое чрево этого ужасного дома.

Естественно, выпрыгнуть нормально не получилось. Он вывалился из шахты и с гулким звуком шлепнулся на пол, неудачно ударившись плечом.

Еще с минуту Феличиано просто лежал на полу судорожно хватал ртом воздух. Тупая ноющая боль пульсировала в предплечье, но он почти не замечал ее. Главное, он мог дышать.

Кто-то подошел к нему и сжав плечи весьма ощутимо тряхнул. Юноша с трудом сфокусировал взгляд на человеке и облегченно выдохнул. Над ним, хмурясь, стоял встревоженный Антонио.


***


Гилберту с его-то образом жизни не привыкать попадать в переделки. Поэтому он здраво рассудил, что мальчишка будет только мешаться под ногами. Да и жалко его.

В небольшой комнате, заваленной всякой всячиной, он без труда нашел старую клюшку для гольфа, прикинув, что из нее выйдет отличное импровизированное оружие. Прохладная металлическая рукоять легко легла в руку.

Резко развернувшись Гилберт внимательным взглядом окинул своего противника. Хрупкая девушка с тонкой талией и длинными светлыми волосами. Как куколка. Вот только для слабенькой девушки она как-то подозрительно легко справлялась я тяжелым, даже на вид, топором.

- Ну что, цыпа, поиграем? - ухмыльнулся немец, поудобнее перехватывая клюшку.

Лицо девушки исказилось от гнева. По нему будто прошла рябь, и сквозь правильные точеные черты проступила ужасная скалящаяся морда. Гилберт весьма флегматично наблюдал за тем, как девушка протянула руку, оперевшись на дверной косяк, и оставила на дереве глубокие борозды от когтей.

А потом она кинулась на него, мгновенно преодолев расстояние в пару метров. Гилберт выругался, чувствуя, как ее острые когти распарывают одежду и врезаются в плоть. Кровь теплыми струйками потекла по руке.

Девушка принюхалась, как-то совершенно по-звериному, после чего вытащила свои "ногти" и с наслаждением слизнула алую жидкость. Меж бледно-розовых губ мелькнул раздвоенный язык.

"Твою мать. Надеюсь она не ядовитая", - Гилберт пошатнулся. По телу разливалась сонливость и мужчине стоило больших усилий сохранить концентрацию.

Кажется, вкус крови ввел девушку в состояние ступора. Она застыла, как восковая фигура, и ужасная морда вновь трансформировалась в кукольное личико.

Немец внезапно ощутил необычайный прилив сил. Злость заставляла кровь кипеть. Байлшмидт готов был поклясться, что Иван сейчас наблюдает за ними. Ну, что же, покажем ему шоу.

Стремительные рывок и блондинка с каким-то детским удивлением смотрит на пронзившую ее насквозь клюшку. Словно она бабочка, которую коллекционер решил пришпилить к картонке. Темно-синяя ткань стала бурой, а из горла вырвался неясный хрип.

Тонкие пальцы сжались на клюшке, пытаясь вытащить инородный предмет, но Гилберт не дал ей этого сделать. Он резко толкнул девушку к стене и еще глубже протолкнул железку. Та, с противным хлюпающем звуком, вошла в плоть как нож в растаявшее сливочное масло. Воздух пропитался запахом ржавчины и соли.

Альбинос широко ухмыльнулся, рассматривая поверженного противника. Светлые волосы девушки веером разметались на полу, став серыми, с грязно-розовым оттенком. Мужчина только сейчас заметил, что вся его одежда и руки были испачканы. Алый контрастировал с его снежно-белой кожей. Гилберт провел языком по ребру ладони, слизывая кровь.

- А ты права, оно просто дьявольски хорошо на вкус.


***


Феличиано чувствовал просто небывалое облегчение. Как же хорошо среди этого ужаса наконец увидеть адекватного человека! Антонио нашел его в гостевой комнате и помог дойти до своего номера, попутно расспрашивая о произошедшем.

Выглядел испанец встревоженным лишь первые минут десять, а потом вновь преисполнился беззаботной радостью.
Но даже сейчас, сидя в номере друга, итальянец не мог расслабиться. Его бил озноб, воспоминания о "путешествии" по вентиляционной шахте и беспокойство за Гилберта не выходили из головы.

Поэтому-то шатен и не сразу заметил некоторые странности. А именно то, что весь номер Карьедо был завален бутылками из-под алкоголя. Сервировочный столик на колесах завален уймой еды, а сам испанец сейчас жадно присосался к очередной таре с вином.

Он был странно бледным и пил жадно, как путник, пришедший из пустыни. Вот только, кажется, ему бы уже давно полагалось напиться...

Звон стекла.

Феличиано вздрогнул. Это бутылка из-под вина разбилась о стену совсем рядом с юношей. На дорогих чуть выцветших обоях расползлось розовое пятно.

"Как будто кому-то мозги вышибли", - подумал Варгас, чувствуя в горле комок. Страх опять протянул к нему липкие щупальца.

Испанец яростно сверкнул глазами.

- Не могу остановиться... Хочу еще... , - хриплый надтреснутый голос походил на скрежет наждачной бумаги.

Тони буквально подполз к сервировочной тележки и начал запихивать в себя еду, почти не пережевывая ее, а просто глотая. Итальянец с ужасом смотрел на это. Меньше всего сейчас его друг напоминал человека.

Варгас начал тихонько отползать к двери.

Карьедо издавал жуткие чавкающие звуки, склонившись на тележкой. Услышав шорох, он повернулся к Феличиано. Рот искривился, обнажая зубы. По подбородку капала слюна вперемешку с кровью из прокушенной губы.

- Знаешь, а ведь я никогда не пробовал человеческое мясо. Наверное оно очень вкусное.


@темы: я маньяк, фанфик, гет, Яой(слеш), Пруссия/Россия, Моя писанина, Hetalia Axis Powers, "Дом у обочины"

URL
Комментарии
2014-10-16 в 23:25 

Лисище
Что за мир? Сколько идиотов вокруг, как весело от них! (с)
Прочёл, сижу, прусь. :)
Эта работа у тебя всё красочнее и атмосфернее, ты просто молодец.
"Гипнотически мурлычет":
- Прррррррррррррррррродолжай, пррррррррррррррррррродолжай...

2014-10-16 в 23:56 

Seraphim Braginsky
мой иск что мир несовершенен в нём правят жадность злость и месть ответчик снова не явился он есть?(с) Типичный Бальзак, ЛВЭФ
CarpeJugulum, Спасибо) Я стараюсь хоть как-то напугать читателей, что непросто для меня)

URL
     

Квартира № 69

главная