14:10 

Хеталия, "Искажение", часть 6

Seraphim Braginsky
мой иск что мир несовершенен в нём правят жадность злость и месть ответчик снова не явился он есть?(с) Типичный Бальзак, ЛВЭФ
Автор: Dafna Cullen
Беты (редакторы): sad_blood_prince
Фэндом: Hetalia: Axis Powers
Пэйринг или персонажи: Гилберт/Иван(Пруссия/Россия), Николай/Иван(male!Беларусь/Россия), Франциск/Артур(Франция/Англия)
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Драма, Детектив, Экшн (action), Психология, Даркфик, Hurt/comfort, AU
Предупреждения: OOC, Насилие, Нецензурная лексика
Размер: планируется Миди
Статус: в процессе.


Описание:
Иван молодой и успешный писатель, его детективные истории наполнены леденящими кровь описаниями изощренных убийств. В городе появляется маньяк убивающий точно так, как описано в книгах, а Ивана мучают реалистичные сновидения в которых он видит эти убийства. Гилберт офицер полиции, которого официально приставили охранять Ивана, а неофициально "пасти", потому как он главный подозреваемый. А Иван уже и сам начинает сомневаться в своей невиновности...

Посвящение:
Тебе, мой пельмешек :D

Публикация на других ресурсах:
с моего разрешения

Примечания автора:
Я замутил детектив с расчлененкой. Я молодец.

Офисная романтика

Утренний свет едва просачивался сквозь плотные жалюзи. Высокий мужчина ходил по комнате из стороны в сторону, как разъяренный тигр.

"Вот же ублюдки. Они посмели протянуть свои загребущие ручонки к Нему!"

Просто немыслимо. За такое нужно убивать особенно медленно и мучительно. Сама мысль, что он где-то там, в этом полицейском участке, так далеко от него... Нет! Он так с ума сойдет, если ничего не сделает.

Паркет жалобно скрипнул, когда мужчина чеканным шагом прошествовал по комнате и опустился на диван. Ярость клокотала внутри и требовала выхода.

Взгляд его невольно упал на журнальный столик, стоящий вплотную к дивану. Нам нем лежал целый ворох фотографий, газетных вырезок и книг.

Почти на всех фотографиях был один и тот же человек: высокий блондин с отстраненным взглядом. Некоторые из фото были довольно старыми, а некоторые казалось еще пахнут типографской краской.

Он протянул руку и взял ближайшую стопку. Одна за другой фотографии падали на пол, пока в руках мужчины не осталась всего одна. На ней был все тот же блондин. Но не один.

Рядом с ним стоял альбинос в темном пальто, который, задорно улыбаясь, придерживал Ивана Брагинского (а это был именно он) за талию.

Противный звук рвущийся бумаги прорезал тишину. Мужчина аккуратно оторвал ту часть фотографии, на которой был писатель и положил ее на стол. Ту же часть, где был альбинос, смял и кинул в корзину с бумажным мусором.

Туда же полетела и свежая газета с броским заголовком "Известный писатель - серийный убийца?".

Щелкнула зажигалка и в полутемном помещении теперь отчетливо алел тлеющий конец сигареты. Мужчина, чуть подумав, взял стоящий на столе бокал с алкоголем и вылил его содержимое в корзину, после чего чиркнул зажигалкой второй раз.

Комнату осветили всполохи от горящей бумаги. Мерзкий запах паленой резины защекотал ноздри. Омерзительно.

Пора бы заняться делом. Он докажет Ему, на что он готов ради своей любви. А еще нужно избавиться от одного мусора, который вечно путается под ногами.



***



- Ну что, алкоголики-тунеядцы, служить Родине будем?

Лиза начала свой гениальный план на самой торжественной ноте. Стоящий рядом с ней Тони энтузиазма явно не разделял, но его вообще никто не спрашивал, хочет он участвовать в этой затее или нет. Все происходило в добровольно-принудительном порядке.

"Алкоголики-тунеядцы" в лице Феликса, Райвиса и Эдуарда весьма скептично воззрились на девушку. На самом деле скептично смотрел Эдик, Райвис же трясся от ужаса, а Феликс уже прикидывал, какую выгоду можно извлечь из ситуации.

- Да мы, как пионеры, всегда готовы. Что делать-то надо? - нарочито лениво отозвался Лукашевич. Ему импонировал почти безумный блеск в глазах Хедервари. Он даже почувствовал некое родство душ.

- Задача у нас предельно проста: пока один пропащий от любви товарищ будет спасать принцессу, нам надо отвлечь дракона.

- Чур, "дракон" мне, - Феликс предвкушающе хихикнул. Он просто не мог упустить случая сделать подлянку Артуру.

- Не торопись, добрый молодец. У нас тут на всех работенка. Кто из вас карманник? Ты, кажется? - Лиза впилась взглядом в сжавшегося Райвиса, который лишь робко кивнул. - Отлично! Значит так, сейчас мы сделаем вот что...



***



У Артура с самого утра было отвратительнейшее настроение. Вообще, оно всегда было ниже среднего, но сегодня опустилось до исторического минимума. Мало ему журналюг (будь проклят этот вездесущий Джонс!), так еще и Бонфуа наотрез отказался уходить, мотивируя это тем, что он не оставит друга в беде.

А еще его подчиненные вели себя крайне странно. Весь день ходили тише воды, ниже травы. Лиза так вообще постоянно порывалась сделать ему чайку и всячески спровадить домой, мол он выглядит плохо, усталый а мы тут и без вас справимся.

Ага. Щас.

Керкленд и по жизни был тем еще параноиком, а тут уж совсем подозрительная активность этих бездельников. Что-то не в порядке в Датском королевстве...

И еще один раздражающий фактор никак не хотел исчезнуть из поля зрения. "Фактор" был, естественно, небезызвестным французом, и чутье подсказывало Артуру, что он здесь не только из-за своей дружбы с Брагинским. Но мысли об этом детектив предпочитал загнать на край сознания.

- Послушай, Артур, неужели ты и правда веришь, что Жан мог это сделать? - Франциск вновь завел любимую шарманку.

Опять двадцать пять. Да сколько можно об этом писаке говорить?! Что он с ним как курица с яйцом носится? Достал уже. Может, там все не так прозрачно? Может, они не просто друзья?

Судя по всему, последнее предложение Керкленд невольно озвучил, потому как Франциск уставился на него с искренним недоумением.

- Я и Жан? Ну что ты, Артур, как можно было подумать...

"Ишь как заливается! Нет уж, нет тебе веры, рожа французская! А то я не знаю, что все вы бабники и кобели...".

Собственно, англичанин хотел было все это повторить вслух, но тут в него на полном ходу врезался невысокий паренек, а буквально через секунду отскочил как ошпаренный и начал несвязно лепетать извинения, чем привел уже порядком осатаневшего Артура в еще более дурное расположение духа.

- Ты! Хватит извиняться, пошел вон, сопляк! - рыкнул Керкленд, сверкая зелеными глазами не хуже какого-нибудь злющего кота.

Райвис закивал головой, как китайский болванчик, и поспешил смыться, судорожно сжимая в руке связку ключей.

Но на этом приключения "сладкой парочки" не закончились. Артур с Франциском как раз спустились на цокольный этаж, где находились многочисленные хранилища улик и архивы с документами.

Стоило им оказаться в коридоре, как лампы зловеще замигали и погасли. Тьма была настолько непроглядной, что Артур и свою собственную руку мог разглядеть с большим трудом. Вдруг кто-то довольно ощутимо толкнул его, а потом схватив за руку затолкал в узкую комнатку. И в ней уже явно был кто-то еще.

Судя по приглушенным ругательствам и тонкому аромату парфюма, Франциска постигла та же незавидная учесть, что и детектива Керкленда.

Щелкнул дверной замок. Этот звук сразу заставил Артура осознать несколько важных вещей. 1) Он находиться в какой-то кладовке с Франциском. 2) Их тут заперли намеренно, и неизвестно, что нужно злоумышленнику(кам). 3) Кто бы это ни был, ему не жить.

Керкленд еще с пару минут пытался выломать дверь, но та не поддавалась. Все же в архивах недавно провели ремонт, и двери, как и все остальное, были совсем новыми, и сделанными явно на совесть.

- Артур, mon amour, угомонись. Мы сами отсюда не вылезем.

В кладовке горела лишь аварийная лампочка в пять ватт, но этого вполне хватало что бы немного ориентироваться в пространстве. Лицо француза он все же мог разглядеть.

Этот гад был абсолютно спокоен! Нет, ну какая наглость! Можно подумать, Артур здесь единственный, кто переживает.

- Тебе что, вообще плевать? Нас тут запер не пойми кто и неизвестно когда выпустит! Мало ли, что "он" может сделать за время моего вынужденного просиживая штанов тут! - Артур выпалил это на одном дыхании, чувствуя, как накопившаяся за день злость уходит. Ей на смену пришла усталость.

Артур тяжко вздохнул и просто сполз по стене вниз. Рядом с ним, прямо на пол, уселся Франциск. Керкленд ощутил, как француз сжал его руку, и это просто прикосновение непонятно почему смутило детектива. Краска залила лицо, и англичанин впервые порадовался, что в темноте они плохо видят друг друга.

- Ну, раз уж мы с тобой застряли тут вдвоем, давай поговорим по душам, - промурлыкал Бонфуа. Артур готов был поклясться что этот лягушатник сейчас улыбается. - Пора бы нам обсудить наши отношения. Чью фамилию брать будем?

- Ч-чего? - Керкленд даже закашлялся от неожиданности.

- Ну ладно, отложим вопрос с фамилией на потом. Тогда ты ко мне переезжаешь или я к тебе?

- Эй, а ты не охренел?! Отстать от меня, чертов французишка! - Артур еще с пару минут смачно ругался, проклиная страну лилий и багетов, но успокоившись, тихонько буркнул практически себе под нос, - К тебе, конечно. Не хватало еще, что бы у меня в квартире твои дурацкие пошлые книжонки!

Франциск хмыкнул. Все же не зря он в этот "план" ввязался. Определенно не зря.


***


Лиза выскочила из архива и, облегченно вздохнув, прислонилась к двери. Слава всем богам. Прокатило.

- За устроенную личную жизнь можете не благодарить, босс.

Феликс стоявший рядом ехидно усмехнулся.

- Я типа в афиге. Тут не ментура, а тотально передача "Давай поженимся".

Лиза хихикнула. Действительно, очень емкое определение. Браво, Феликс. Иногда этот парень прямо таки зрит в корень.

- Ладно, пошли. Остальное уже не наша забота.

Поляк, посерьезнев, кивнул.

В комнате отдыха их уже ждали Райвис, Тони и не отрывающийся от ноутбука Эдуард. Заметив пришедших, он обернулся и отрапортовал:

- Я настроил программу так, что бы обесточить только нужный нам этаж. Все остальное работает как надо. Вашему коллеге будет удобно найти то, что нужно.

- Молодцы! Все сделали как надо, Родина вас не забудет! - Хедервари задорно подмигнула притихшим ребятам. А вот Тони выглядел на удивление меланхолично и, сидя рядом с Эдиком, тоже что-то там рассматривал. - Эй, вы чем там заняты?

- Ушанки выбираем.

- Зачем? - опешила Лиза.

- Затем, что когда босс оттуда выберется, мы все точно отправимся в Сибирь, - тоскливо вздохнув, отозвался Карьедо.

- Балалайку не забудь купить, - подначил Феликс, пытаясь не заржать в голос.

- Дурдом, - пробормотал себе под нос Эдик.

Райвис предпочитал молча пить чай.


Буйная головушка

Иван скучающе подпер ладонью подбородок. Время тянулось как резиновое, и писатель уже успел придумать с десяток идей для новых книг. Хотя, с такими приключениями никаких книг не надо...

Мысли наскакивали одна на другую, сосредоточиться на чем-то одном не получалось. Как ни посмотри, а ситуация весьма и весьма скверная. Даже если он невиновен (что еще нужно доказать), все равно он косвенно причастен к смерти всех этих людей, ведь маньяк из большой любви к нему устроил это "шоу".

Были и другие мысли, более личного характера. Гилберт. Как он теперь к нему относиться? Он ведь ничего ему не сказал, не объяснил...

Брагинский тяжко вздохнул и помассировал пальцами виски. Тянущая боль, будто терновый венец, сжала голову. А еще где-то в подсознании интуиция вопила во все горло: "Опасность!".

Вот же черт.

А еще вот-вот должен явиться его адвокат...

Хлопнула дверь, вырывая Ивана из печальных дум о делах насущных. В комнату влетел черным вихрем молодой парень, и вместе с ним ощущение опасности усилилось. Брагинский невольно отпрянул.

Холодный взгляд серо-голубых глаз жадно вцепился в него. Еще с минуту парень внимательно оглядывал его, стараясь запомнить каждую деталь, после чего наконец поднял взгляд и посмотрел писателю прямо в глаза.

Иван, ощущая себя кроликом, сидящим перед голодным удавом, растянул губы в неискренней улыбке.

- Привет, Коля.


***


Гилберт судорожно потрошил очередную папку. Бесконечное количество фотографий, улик, вещдоков... Все не то. Хотя, погодите-ка...

Немец чуть дрожащими от нетерпения руками выудил из личного дела генерала Мороза пожелтевший от времени листок. Он выглядел основательно помятым, будто кто-то хотел запихнуть его как можно дальше от чужих глаз.

Итак, что же тут у нас... Список наград, личные характеристики, сведения о семье. Так. Детектив аккуратно вытащил из матового файла несколько фото и листок с распечаткой.

Покрасневшие от недосыпа глаза изумленно расширились, едва пробежав взглядом по мелком шрифту. Паззл еще не собрался, но Байлшмидт чувствовал, что вот, еще чуть-чуть...

Что мы имеем. Генерал Мороз. Его внук Иван. Мать умерла больше двадцати лет назад от рук одного маньяка. Громкое дело, полстраны на ушах стояло. Что еще... Другие родственники Ивана: Старшая сестра Ольга. Живет на окраине города. Замужем. Старший брат Александр. Умер пятнадцать лет назад.

А что если...

Нужно проверить. Немедленно.

- Эй, Гил, ну что там? Нашел что-то стоящее? Скажи, что мы не зря рискуем карьерой, а учитывая, что речь идет о Керкленде, и жизнью тоже. - полным отчаянья тоном спросил Тони.

- Да, кое-что нашел. И ты поможешь мне это "кое-что" проверить, - немец не сдержал широкой ухмылки. Настроение стремительно ползло вверх. Даже тревога отступила. Он обязательно поможет Ване.

- Ну да, кто бы сомневался, - кисло отозвался испанец. Последнее время даже вечно неунывающий Карьедо выглядел несколько потрепанно.

- Ну-ну, чего скис? Давай, бодрячком, все еще впереди!

Увы, Гилберт и сам не знал, насколько интересные открытия ждут его в скором времени.


***


Иван ощущал на своем запястье стальную хватку холодных, как лед, пальцев. Николай смотрел на него, не отрываясь, кажется, даже не моргая. Этот немигающий взгляд нервировал не хуже ножа у горла.

- Коля, что ты здесь делаешь?

Это должно было прозвучать спокойно, даже строго, но вышло как-то жалко, почти просительно. Неожиданно взгляд Арловского смягчился, и он чуть сжал его руку, слегка поглаживая большим пальцем ладонь. Было в этом жесте что-то неправильное, но вырвать руку Иван не посмел.

- Я просто хотел убедиться, что с тобой все в порядке, - парень улыбнулся, и Иван почувствовал, как табун мурашек скользнул по спине. Хватка на запястье усилилась. Наверняка останутся синяки. - Я уже позвонил адвокату, он скоро приедет. Ты ничего не хочешь мне сказать?

Брагинский дернулся и изумленно посмотрел на Николая. Он не мог не заметить этот резкий переход на "ты" и такой странный упрек. О чем он должен был рассказать? С чего вдруг?

- Я не уверен, что понял тебя правильно, - продолжая натянуто улыбаться отозвался писатель, - Мне нечего тебе сказать.

Глаза Николая чуть потемнели, бледные тонкие пальцы сжались на руке Ивана, причиняя уже вполне ощутимую боль. Но потом так же внезапно разжались. Арловский поднялся, окинул Брагинского еще одним долгим взглядом и направился к двери. Уже повернув ручку, он оглянулся и, странно улыбнувшись, сказал:

- Я сделаю все, чтобы ты был счастлив.

После его ухода Ивана окутала звенящая тишина.


***


Артур уже почти не злился. Как-то не очень получалось сердиться на подчиненных( а он был уверен, что здесь замешаны эти придурки!), когда тебя вжимают в стенку, показывая на практике все прелести французского поцелуя.

- Хватит... Я не могу уже...- хрипло выдохнул Керкленд.

- Тише, ангел мой, здесь нас едва ли услышат, но все же...

Интимный полумрак разрезал яркий луч света. В дверях застыла смущенная Лиза с фонариком в руках.

- Упс. Интим-момент! Я, пожалуй, позже зайду, - протараторила девушка и захлопнула дверь.

- Стоять! - рявкнул ей в след Керкленд, чувствуя как жар снова приливает от других частей тела к лицу. Франциск неосторожно хихикнул, за что получил острым локтем в бок. - Пошли отсюда. Хватит с меня на сегодня кладовок. Найду, кто это сделал - прибью.

Лизавета, бежавшая по коридору, решила, что в ее яойном фанфике лучше от греха подальше сменить имя шефа на какое-нибудь другое. Мало ли, что он на досуге читает.


***


Николай не соврал. Адвокат пришел буквально через десять минут после ухода самого Арловского. Представительный мужчина в явно дорогом костюме вкрадчиво советовал Ивану не говорить вообще ничего.

С приходом Керкленда начался новый виток допроса и последующего срача адвоката с шефом полиции. Брагинский уже почти не слушал их ругань, он неотрывно смотрел на Гилберта, коий тоже присутствовал здесь.

Тот же старательно его игнорировал. Он разговаривал с адвокатом, с Тони, с Артуром, но Ивана обходил вниманием изо всех сил. Брагинский почувствовал накатившую тоску.

"Он ненавидит меня?".

Иван опустил голову, длинная светлая челка закрывала глаза. Темная аура расползлась вокруг, воздух похолодел, заставляя находящихся в комнате людей поежиться.

- Э-э, я думаю мой клиент уже достаточно здесь засиделся. У вас недостаточно доказательств, обвинение вы предъявить не можете...

- Он признался! Какие еще обвинения нужны?! - гневно прошипел Керкленд. Казалось еще немного и он начнет кипеть как чайник.

- Это признания полученные под давлением. К тому же мой клиент э-э-э.. - адвокат опасливо покосился на Ивана, думая, какое бы слово выбрать, чтобы охарактеризовать его, - нестабилен. Его психика очень хрупка, творческий человек, сами понимаете.

- Ладно, вы, Брагинский, можете идти. Под подписку о невыезде, - хмуро бросил Артур, одарив его раздраженным взглядом.
Иван его слова благополучно проигнорировал и, вскочив, кинулся вслед за вышедшим Байлшмидтом.

- Гилберт! Подожди, давай поговорим! - писатель догнал детектива в коридоре. Тот остановился у автомата с кофе и с преувеличенным интересом рассматривал стенд.

Гилберт резко развернулся и окинул Ивана холодным взглядом. Тот невольно чуть втянул голову в плечи, ощущая себя нашкодившим котом. Судя по всему, немец действительно разозлился.

- О чем ты хотел поговорить? - равнодушным тоном отозвался детектив.

- Гил, ты сердишься на меня?

Спокойствие и холодность вмиг слетели с лица альбиноса. Алые глаза сузились, выдавая крайнюю степень гнева Байлшмидта.

- Сержусь ли я? Ты серьезно? Я узнаю, что человек, которого я люблю, признался, что он маньяк, которого я должен поймать. И он даже не удосужился мне позвонить! Нет, блять, я не сержусь, я в бешенстве! - прорычал Гилберт, судорожно сжимая и разжимая кулаки, чтобы успокоиться.

Иван секунду смотрел на него изумленно распахнутыми глазами. А в следующие мгновение уже обнимал полицейского. Гилберт очнулся тогда, когда ощутил влагу на своей рубашке. Злость тут же улетучилась.

- Эй, Вань, ты чего? Ты ревешь что ли? - недоверчиво спросил альбинос.

- Нет, - шмыгнул носом русский, старательно пряча лицо уткнувшись в грудь Гилберта. Тот несколько рассеянно поглаживал его по спине. Мимо, ухмыляясь, прошел поляк, насвистывая прилипчивый мотивчик попсовой мелодии.

- Вы бы еще громе отношения выясняли, а то тут не все еще в курсе, кто с кем спит, - ехидно улыбаясь, в лучших традициях Керкленда, поддел Феликс.

- Не дорос еще меня жизни учить, - буркнул Гилберт, тем не менее понимая, что мелкий паршивец прав. На них и так уже все пялятся.

Гилберт мягко, но настойчиво сжал подбородок Ивана, заставив его поднять взгляд. Ресницы были мокрыми, а глаза немного красными, но почему-то альбиносу казалось, что Ваня выглядит сейчас особенно мило и беззащитно.

- Пойдем домой, Вань. И пообещай мне, что впредь всегда будешь говорить мне о таких вещах.

Иван улыбнулся, сжав его ладонь.

- Обещаю, что если меня еще раз обвинят в убийстве кучи народа, я непременно позвоню тебе.

Они засмеялись одновременно. Просто глядя друг другу в глаза и ощущая это странное, но такое правильное единство. Байлшмидт ощущал, как тяжкий груз ответственности, давивший на плечи, если не исчез, то, во всяком случае, стал значительно легче.

Но эту маленькую идиллию разрушил запыхавшийся Керкленд. Он выглядел странно бледным и взъерошенным, но глаза горели как у безумного.

- Брагинский, Байлшмидт, за мной! Там... Кое-что, что вам непременно нужно увидеть.

Нехорошее предчувствие, почти исчезнувшее с уходом Николая, вновь заскреблось в душе.

В кабинете Керкленда была целая толпа. Гилберт сразу приметил белую, как полотно, Лизу, сидящую на стуле и пьющую, судя по запаху, валерьянку. Андре то и дело щелкал фотоаппаратом.

Иван направился к столу, вокруг которого сгрудились люди. На столе стояла внушительная красная коробка с уже набившей оскомину золотистой лентой.

Внутри, на бархатной подушечке, кокетливо лежала отрезанная голова Альфреда Ф. Джонса.



@музыка: Eisbrecher – This is Deutsch!

@темы: Hetalia Axis Powers, "Искажение", Беларусь/Россия, Моя писанина, Пруссия/Россия, Франция/Англия, Яой(слеш), фанфик

URL
Комментарии
2014-10-15 в 14:44 

Лисище
Что за мир? Сколько идиотов вокруг, как весело от них! (с)
Таак... Видимо, в конце всё-таки будет одно разбитое сердце, мм? :)

2014-10-15 в 14:49 

Seraphim Braginsky
мой иск что мир несовершенен в нём правят жадность злость и месть ответчик снова не явился он есть?(с) Типичный Бальзак, ЛВЭФ
Таак... Видимо, в конце всё-таки будет одно разбитое сердце, мм?
Смотря чье :gigi:

URL
2014-10-15 в 15:11 

Лисище
Что за мир? Сколько идиотов вокруг, как весело от них! (с)
Dafna Cullen, а это нам ещё предстоит прочесть. :)

     

Квартира № 69

главная